Приключения Жана Жилибера из Лиона

Жизнь и приключения Жана Жилибера из Лиона

1783 год. Из Вильно выезжает дорожная карета. Господин, сидящий в ней, не выглядит счастливым. Наверное, он в свои 42 года даже считает, что жизнь окончена, потому что позади — жестокие разочарования, предательство близких людей, крах дела, которому отдано десять лет, тяжелая болезнь… А с собой — никаких обещанных за тяжелую работу богатств, только уверенность, что поработал на совесть… Ну и рядом — родившийся на чужбине маленький сын Станислав, крестник короля.
Чытаць далей

Родословная Чеширского кота. Коты в литературе.

Стоит ввести в поисковик слово «коты» — и вам выдадут целый список дурацких интернетовских «котиных проектов»: «невестины букоты», «матерящиеся коты», «мартокоты», «коты на автоматическом пылесосе Roomba», «коты и мосты», «коты и джедаи», «коты и двери», «котик Саймона»… В общем, хочешь раскрутить блог — помещай фотографии котеек. Няшный котэ победит любые другие темы.

При всей неприязни к такому засилию котеек вынуждена констатировать: в литературе — то же самое! Недавно смотрела фильм «Полторы комнаты» по мотивам произведений Иосифа Бродского. И там кот — чуть ли не главный герой! Стихи читает… Даже Смерть, харизматичный персонаж мужского пола, говорящий заглавными буквами, из романов Терри Пратчетта на вопрос: «Что в этом мире есть такого, из–за чего стоит жить?» — отвечает:

«Кошки. Кошки — это хорошо».

Впрочем, далеко не всегда у литераторов котики няшные и милые…

Кот–оборотень

Чытаць далей

Поэт, геолог, изгнанник. Михаил Громыко.

Автор первой пьесы о Скорине – поэт-геолог Михайла Громыко

В 1920–х годах этому поэту завидовала литературная молодежь. Михась Чарот на собрании «Маладняка» возмущался: «У чым справа? Калi са сваiмi вершамi выступае Мiхайла Грамыка, яму больш апладзiруюць, чым нам».
Что ж, слава у него была. На три года младше Купалы и Коласа, он стал лидером белорусского литературного движения, экспериментатором, автором первой пьесы о Франциске Скорине. А параллельно — видным ученым, геологом, автором первого белорусского учебника по географии. Если бы его не арестовали, нефть в Беларуси начали бы добывать еще в 1930–х. Ну а гранит для Мавзолея Ленина он искал вместе с еще одним академиком, Вацлавом Ластовским. И оказался одним из немногих, выживших в сталинских лагерях. Вот такие причуды судьбы.
Чытаць далей

Серебряная ваза от гетмана. Михал Радзивилл Рыбонька стал персонажем пьес своей жены Уршули

 

Михал Казимир Радзивилл Рыбонька… Откуда прозвище? Любимое выражение у князя такое было — «рыбонька». Так обращался к прекрасным дамам, коих был большой любитель, к приятелям. Рыбонька был ординатом несвижским, воеводой виленским, великим гетманом литовским и многие иные должности занимал. Чем действительно отличился — так это отстроил Несвиж, превратив разрушенную в 1706 году шведами запущенную усадьбу в белорусский Версаль.

А еще чем узнаваем для нас — так это тем, что был… мужем своей жены. А именно Уршули Радзивилл, женщины–драматурга, стоявшей у истоков белорусского театра. Говорят, именно для вразумления своего любвеобильного супруга Уршуля и писала нравоучительные пьесы о верности в любви.

 

Чытаць далей

Семь интересных фактов о литобъединении “Узвышша”

Там, где текла «аквавита»

90 лет назад несколько талантливых белорусских литераторов собрались, чтобы создать новое литературное объединение. Причины, по которым многие из них оставили признанный «Маладняк», сформулировал критик Адам Бабареко: «Якое становiшча ў «Маладняку»? 1) Сучаснае становiшча — упадак творчасцi… 2) Упадак цiкавасцi да грамадскасцi. 3) Захапленне багемаю. 4) Не выконваюцца пастановы фiлiямi; шчагалянне фразамi; вузасць кругагляду, поўны заняпад i застой; агульнасць настрояў у творчасцi».
 
Назвали объединение «Узвышша». Его сравнивают с украинским «Ваплiтэ» и российским «Перевалом», которые тоже пытались противостоять стандартизации и примитивному официозу. В журнале объединения публиковались не только свои, но и видные ученые и литераторы из всех республик, освещались литературные события мира. Возглавил «Узвышша» живой классик Кузьма Чорный.
 
Всего пять лет существования, но какие это были блестящие годы! «Такой канцэнтрацыi мастацкiх канцэпцый, разнастайнасцi фармальных, стылёвых пошукаў, неардынарнасцi лiтаратуразнаўчых i крытычных артыкулаў не ўдасца адшукаць на старонках пазнейшых лiтаратурных выданняў», — утверждают исследователи.
 
Феномен «Узвышша»… Вспомним о нем некоторые необычные факты.

1.

Чытаць далей

Сюжет, достойный Дюма. Станислав Богуш-Сестранцевич.

Дядя Дунина-Марцинкевича был митрополитом, поэтом и фабрикантом

Можно составить целую библиотеку из пропавших книг белорусской культуры. Там окажется и продолжение «Каласоў пад сярпом тваiм» Владимира Короткевича, и белорусскоязычные стихи Адама Мицкевича. Пополнила бы ту библиотеку и грамматика белорусского языка, составленная два века назад архиепископом Станиславом Богушем–Сестренцевичем. Точнее, книга называлась грамматикой языка литовского, и мнения ученых разделились: Адам Мальдис и Геннадий Кахановский верили, что под «литовским» имелся в виду белорусский, а языковед Сергей Запрудский утверждает, что автор подразумевал именно литовский язык в современном понятии. Убедиться невозможно, поскольку рукопись пропала. Да и была ли? Зато персонаж в нашей истории есть, и весьма любопытный.

Тинейджер на похоронах

Чытаць далей

Ценi забытага карнавалу. Апавяданне.

Ценi  забытага  карнавалу

Пазалочаная фольга склейвалася кепска, і ад гэтага латы здаваліся бязлітасна пасечанымі варожым мячом. Аднак Анцік не хацеў і чуць пра іншы карнавальны касцюм. Ён будзе толькі срэбным рыцарам! Такім жа, як на іхнім гербе. Старэйшая сястра, шэравокая Настасся, ужо зусім зазлавала, перапэцканая клеем, аблепленая срэбнымі ашмёткамі,— вось выдумкі малечы!

Чытаць далей

Фольклорист Шейн собрал уникальный сборник белорусских песен

«Цi пяюць у вас, Гануля, гэту песню?»

Помните, как герой повести «Дзiкае паляванне караля Стаха» Андрей Белорецкий боялся назваться фольклористом, потому что его при этом принимали в белорусской деревне конца девятнадцатого века за мазурика? Среди тех, кто, как вымышленный Андрей Белорецкий, искал и хранил сокровища народной мудрости, был и реальный уроженец Могилева фольклорист Павел Шейн, родившийся 190 лет назад. С его брошюрки, призывающей собирать фольклор и инструктирующей, как это делать, начался путь в науку для многих известных людей. Шейну присылали собранные песни, сказки, пословицы, легенды отец Максима Богдановича Адам Егорович, будущий академик Евфимий Карский, классик белорусской литературы Янка Лучина… Кем же был человек, пробудивший целое поколение исследователей?

Вундеркинд из Могилева

Чытаць далей

Несуществующие книги

Писатели часто описывают вымышленные книги

Писатели любят артефакты. Без башмачка, сохраненного украденной в детстве Эсмеральдой, мать не опознала бы ее в конце романа, и мы лишились бы великолепной трагической сцены. Без стакана воды не состоялась бы блестящая пьеса Скриба. Часто описывается реальный предмет, только немного приукрашенный. Я сама в одной из повестей зафигачила тайное послание в «Сборник поэзии польских поэтов с приложением замечаний, о сущности бытия, духа и тела настоящей поэзии с предисловием Адама Пенкевича», изданный в Вильно в 1835 году. Книга вполне реальна, мне ее подарил покойный поэт Максим Лужанин, и на шмуцтитуле ее действительно написан мелким почерком странный текст, только стихотворный и обычными чернилами.

В литературе полно упоминаний никогда не существовавших книг. Да что там, есть они и в фольклоре, например, «Голубиная», якобы упавшая с неба. Франсуа Рабле поместил в несуществующую библиотеку в Сен–Викторском аббатстве тома, чьи названия издеваются над всеми не нравящимися автору сочинителями. Переводчик Рабле Фишарт продолжил шутку, выдумав «Каталог Каталогов для вечного употребления», где спародировал заголовки: «Анатомия блохи с приложением описания ловкого способа изготовления воскового оттиска блохи». Министр финансов при Людовике XVI Тюрго уставил полки в своем кабинете макетами книг из дерева, на позолоченных корешках которых были фантастические заглавия с издевкой. Например, реальному аббату Галиани, славившемуся хитроумными рассуждениями, был приписан трактат «Как следует усложнять простые вопросы». Станислав Лем и Хорхе Луис Борхес составили целые тома из остроумных рецензий на несуществующие книги…

Давайте же полистаем страницы вымышленных книг.

Чытаць далей

Как могли называться известные книги

Обложки меняют маски

Многие известные книги должны были называться совсем иначе

Вы читали романы «Пожарный», «Королевство у моря» или «Все хорошо, что хорошо кончается»? Нет? Ошибаетесь. Просто вы знаете их под другими названиями. В истории литературы нередко случалось, что шедевр по каким–то соображениям менял имя. Конечно, шекспировская Джульетта говорила, что роза пахнет розой, как ее ни назови. Но если бы Ромео, которому реплика адресовалась, имел иную фамилию, а не Монтекки, любовная история окончилась бы совсем иначе. Иногда за сменой заглавия стоит целая история, ну или коммерческие соображения. Конечно, понятно, почему «Приключения Алисы под землей» превратились в «Приключения Алисы в стране чудес» — для детей первоначальное название, согласитесь, звучало мрачновато. Начинающей писательнице Роулинг издатели настоятельно посоветовали заменить в названии «Гарри Поттер и философский камень» слово «философский» на «волшебный», а то, мол, «заумь» читателя отпугнет.
Фото inspireportal.com
 
Давайте же узнаем, как могли называться известные нам шедевры.
Чытаць далей