Съемки исторического фильма проходили в Барановичском районе

4.03.2019 нет комментариев 283 Наш край

В агрогородке Вольно «Беларусьфильм» снимал эпизоды четырехсерийного кинофильма.

В прошедшем году студия «Беларусьфильм» приступила к экранизации романа Людмилы Рублевской «Авантюры Прантиша Вырвича».

Чытаць далей

Девушка со шпагой, интриги и балы: в Беларуси снимут исторический боевик

https://mir24.tv/news/16350887/devushka-so-shpagoi-intrigi-i-baly-v-belarusi-snimut-istoricheskii-boevik

Князья, прекрасные дамы, балы и дуэли: в Беларуси приступили к экранизации романа белорусской писательницы Людмилы Рублевской. За работой съемочной группы наблюдала корреспондент телеканала «МИР 24» Ольга Баранова.

Еще немного румян, и розовощекая барышня отправляется прямиком в 18 век, на поиски авантюр и настоящей любви. Для Евгении Аникей это первая роль в полнометражной ленте, и сразу одна из центральных.

«Я играю Полонею Багинскую, сестру Багинского, тоже одного из важных героев в этом фильме. Она очень дерзкая девочка. Я с ней открыла какие-то новые качества в себе. Она дерется на шпагах. Мы вот месяц тренировались на саблях, учились фехтованию. И вот буквально недавно была первая сцена драки с девочкой», – рассказывает актриса.

Экранизация приключений молодого шляхтича отражает и реальные события из истории Речи Посполитой.

«Когда начал читать сценарий, то просто обалдел. Потому что Рублевская написала хороший роман. Рекомендую к прочтению. Почему так? Там история: Великое княжество Литовское, Речь Посполитая. Это ведь наша история», – говорит Георгий Петренко, актер.

Исторической достоверности добивались и в костюмах, и в реквизите. Но больше всего трудностей возникло с подбором локаций. Так, одну из сцен пришлось снимать на паровой мельнице в этнографическом музее.

«Не только асфальт, сайдинг больше всего вредит кинопроизводству. А в сайдинге у нас, извините, церкви некоторые. Одно из самых сложных, наверное, было найти церковь аутентичную 17 веку. Она у нас вообще одна осталась – в деревне Вольно», – делится трудностями Ирина Громова, заместитель директора съемочной группы по объектам.

На «Беларусьфильме» на новую ленту возлагают большие надежды. Поэтому и подходят ко всему ответственно. Снимают ни много ни мало первый приключенческий метр отечественного производства.

«Фильм делается, конечно, для широкого круга зрителей. И для любителей белорусского настоящего кино. Конечно, хотелось бы такого экшена, приключенческой основы. Она вся есть в картине», – говорит Александр Анисимов, режиссер.

Работа над фильмом продолжится до лета. В широкий прокат картина выйдет в начале следующего года. Создатели обещают: белорусы по-новому взглянут на свое прошлое.

Кроме «полного метра» будет и четырехсерийная версия. Историко-приключенческий фильм планируют перевести на несколько языков.

Чытаць далей

Проста сёння дзень пісьменніка

Як бы сёння дзень пісьменніка… Даволі абстрактнае паняцце, якое ўжываецца надзвычай вольна. Дакладна не прафесія. І не ганаровае званне, якое можна заслужыць. Малюск, які спараджае перліны, зусім не хоча гэтага рабіць. Бо перліна – гэта рэакцыя ягонага арганізму на іншародны прадмет, які патрапіў між створак ракавіны і спараджае боль. Малюск не можа іначай ад яго абараніцца, як ствараць вакол востраграннай пясчынкі з самога сябе прыгожую абалонку, пералівістую сферу асацыяцый і алюзій. Ён не працуе на ювелірную краму.

З раману “Забіць нягодніка, альбо Гульня ў Альбарутэнію”.

Горыч i слодыч мёду,

якому не даў змясціцца

У Богам табе адведзеныя,

не залатыя соты,

Стануць тваёй атрутай.

Апошнiм глытком вадзiцы,

Якога не дапрасiцца

ад брата Лазара ўпотай.

Чытаць далей

Здымаецца кіно

https://www.sb.by/articles/motor-poekhali.html

Мотор! Поехали!

Под Дзержинском начались съемки фильма по роману Людмилы Рублевской «Авантюры Прантиша Вырвича»

Родина Марата Казея и родовое гнездо графской семьи Чапских — деревня Станьково — в эти дни принимает именитых гостей. Радзивиллы, Сапеги, Огинские — представители самых знатных родов ВКЛ — приехали сюда специально ради охоты. Ждали только команды «Мотор!»: режиссер Александр Анисимов раздавал киногруппе последние указания. Первый съемочный день «Авантюр Прантиша Вырвича» выдался солнечным и суматошным, второй — не менее ясным, но уже четко скоординированным. На ленту о приключениях авантюриста Вырвича и его наставника Ледника, придуманных популярной писательницей Людмилой Рублевской, на «Беларусьфильме» возлагают большие надежды. Сама же автор уверена, что новинка, претендующая на гордое звание «кино с национальным характером», станет не просто экранизацией ее самого популярного романа, а яркой киноисторией, после просмотра которой белорусы по‑новому взглянут на свое прошлое.


«Хлопушка» — неизменный атрибут на съемках любого фильма.
Чытаць далей

З цыклу “Гэта не мы”

КАМПОТ  СВЯДОМЫ

Вось так паміраем – таму, што бракуе цяпла.

Вось так навучаемся шчыра ілгаць і ўсміхацца.

Нібыта на волі,

ды наша вязніца – са шкла.

Руку працягні — і сустрэнеш сцяну, а не пальцы.

Чытаць далей

Украденная поэма

Тайна рукописи поэмы «Сымон–музыка» не разгадана до сих пор

Мало есть шедевров в белорусской литературе с такой загадочной и непростой судьбой, как поэма Якуба Коласа «Сымон–музыка». В год своего столетия она впервые издана в первой редакции, без цензурных правок. Впрочем, и правки тут же приведены — из идеологических соображений удалялись и переписывались целые страницы.

Фрагмент рукописи поэмы «Сымон–музыка».

Чытаць далей

Людміла Рублеўская “ЯНЫ” Вершы пра фобіі і маніі

 

Прысвячаецца надмагіллям Готланда

“THEY”

Poems about phobias and mania

Dedicated madmary Gotland …

They were lying on the faded grass or stood lean to the rock. Runes and Latin words on their entwined in a maze, which only wandering ghosts, archaeologists and poets. Those at the entrance to the gargoyle-clad Cathedral, or the Cathedral, rubbed to Shine thousands of soles… So need to. That’s right. As rub off names, rub off sins… I stroked the cool stone bodies and tried to unravel the signs: here’s something similar to scissors… Here to peel off a sea monster… That bends the branches of the tree, Iggdrasil… Here, on an island in the middle of the cold sea, behind the old masonry with forty-four towers, in the middle of rocks, stones and roses, what were people afraid of, that lie under these tombstones? They whispered it to me in waves, leaves, rain and gravel… They whispered to me, “don’t worry… Have no fear…”

…Яны ляжалі на выгарэлай траве ці стаялі, прыхінутыя да скалы. Руны і лацінскія словы на іх спляталіся ў лабірынты, якімі блукаюць толькі прывіды, археолагі і паэты. Тыя, што пры ўваходзе ў аблеплены гаргуллямі сабор,  альбо ў самім саборы, да бляску нашараваныя тысячамі падэшваў… Так трэба. Так правільна. Як сцяруцца імёны, сцяруцца грахі… Я гладзіла  прахалодныя каменныя целы і спрабавала разгадаць знакі: вось нешта падобнае да нажніцаў… Вось лупіцца марская пачвара… Вось выгінае голле дрэва, ці не Ігдрасіль… Тут, на востраве пасярод халоднага мора, за старым мурам з сарака чатырма вежамі, пасярод скал, камянёў і ружаў, чаго баяліся людзі, што ляжаць пад гэтымі надмагіллямі? Яны шапталі мне пра гэта хвалямі, лісцем, дажджом і жвірам… Яны шапталі мне – “Не бойся… Не бойся…”

 

 

ЧАЛАВЕК, ЯКІ БАЯЎСЯ СПАЦЬ ЛЕЖАЧЫ

 

Ён баяўся спаць лежачы, верыў – душа адляціць.

Ён грувасціў падушкі, хапаўся за вострыя думкі.

Чытаць далей

Мечта о Немане

Из белорусских рассказов Адама Плуга сохранился только один

«I адной кроплi з Нёмана  не аддам за ўсе воды Днястра,  Буга i Дняпра».
Так писал человек, которому суждено было провести большую часть жизни вдали от любимого Немана. Да и в историю он вошел больше соседних народов, чем белорусского — такая судьба у многих наших талантов.  Но значит ли это, что мы должны о них забыть, как и о сделанном ими для нашей культуры? Давайте подумаем вместе.

Чытаць далей

Шляхетское гнездо

В драме «Раскiданае гняздо» Янка Купала рассказал о своих предках, лишенных дворянства

Апокалипсис в масштабе белорусской крестьянской семьи. Злой пан, лишенные земли и дома люди… «Я памру, але «Раскiданае гняздо» займе яшчэ на сцэне сваё пачэснае месца i загаворыць на поўны голас. Я ўклаў у гэтую п’есу лепшае, што было ў маёй паэзii i прозе», — утверждал автор Янка Купала.
Чытаць далей